МЫ ЗАКРЫТЫ, СПАСИБО ВСЕМ ЗА ИГРУ

ФОРУМ НЕ СКРЫВАЕТСЯ ОТ ИГРОКОВ, ВЫ ВСЕГДА МОЖЕТЕ ЗАБРАТЬ СВОИ ПОСТЫ И АНКЕТЫ
В верх страницы

В низ страницы

War of Ice and Fire

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » War of Ice and Fire » Настоящее » [300 г.] Красный Замок, подвалы. Ланнистеры всегда платят свои долги


[300 г.] Красный Замок, подвалы. Ланнистеры всегда платят свои долги

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[300 г.] Красный Замок, подвалы. Ланнистеры всегда платят свои долги.
Королевская Гавань, Красный Замок, подвалы. 300 год после ВЭ
Участники: Бриенна Тарт, Джейме Ланнистер, Серсея Ланнистер
Суть: Не так уж красиво со стороны сира Лораса обвинять Бриенну Тарт в убийстве короля Ренли - хотя бы по той причине, что Тиреллы официально ныне поддерживают дом Ланнистером и претензии наследных принцев на трон. А потому убийство, имей оно место на самом деле, останется безнаказанным, и позаботится об этом Лорд-командующий Белой Гвардии. Даже если королева-регент против.

Присоединение других персонажей: нет
Вмешательство ГМ: вряд ли потребуется
Предупреждения: нет

+1

2

Сначала, водворённая в камеру, она яростно металась от стены к стене, сжигаемая горькой обидой. Никто не поверил, никто не стал слушать, никто, никто, и чем больше она пыталась оправдаться, тем больше, кажется убеждала всех в своей вине.
Джейме встал на твою защиту, он тебе верит.
Благодарность вспыхнула в душе и пригасла, задавленная неоспоримыми фактами
Джейме отдал приказ о твоем аресте, он счел нужным водворить тебя в камеру, как водворяют убийц и душегубов.
Она снова зверем заметалась между каменными стенами,
Она мерила камеру шагам до тех пор, пока не начало казаться, что в полу протоптаны колеи. Впрочем, сколько узников здесь сидело до нее, и наверное, все так же маятниками ходили из угла в угол, может и правду протоптали в камнях тропинки?
Сев на тощий соломенный тюфяк в углу она вдруг поняла, что обида не схлынула, нет, но словно спящий зверь, свернулась тяжелым клубком в груди.
И вернулась способность думать не только о том, обвинении, что бросил ей в лицо сверкающий и гневный Рыцарь цветов.
Теперь мысли вились под черепом целым роем: как долго ее здесь продержат? Что с ней будет дальше? Сможет ли она теперь исполнить вторую часть своей миссии и вернуть девочек Старков в Риверран? А если это не суждено сделать ей, то сделает ли это Джейме? За всю дорогу от Риверрана она так ни разу и не задала этот вопрос. Сначала будучи уверенной, что Ланнистер все равно не ответит правду, потом...потом кажется боясь что именно правду он и ответит, и правда может оказаться не той, какой бы ей хотелось.
А потом время словно слилось в один тягучий поток. Череда дней, похожих один на другой, только по визитам стражников, приносящих еду, Бриенна могла ориентироваться во времени. Она пыталась занять себя хоть чем-то, только бы не позволять тяжелым мыслям выматывать душу. Вспоминала все известные ей песни и баллады, молитвы. Поднимал тело с тюфяка и двигалась, представляя, что в руке меч. Шаг, выпад, поворот корпуса, уклонение. Удар от кисти, в пол руки, от плеча, пока мышцы не заноют. Она всякий раз заставляла себя съесть все, что было в мисках и убеждала себя, что неизвестность не может длиться бесконечно, надо только дождаться. Надо сохранить силы, надо сохранить разум.
Что бы не ждало тебя дальше, что бы не говорили о тебе люди, у тебя есть дело, которое ты должна завершить.
Когда тяжелая, несмазанная дверь заскрипела в очередной раз Бриенна вяло повернула голову, ожидая что в свете горящих в коридоре факелов она увидит силуэт худого и низкорослого (где только такого недоростка взяли?) стражника с очередной миской тюремной похлебки. Силуэтов было два. И ни один из них не принадлежал плюгавому стражнику.
Бриенна всмотрелась внимательнее, пытаясь угадать кто же решил почтить визитом узницу замковой тюрьмы?

+3

3

В полнейшем молчании спускались они по узкой каменной лестнице. Он исчерпал свое красноречие еще тогда, когда уговаривал сира Лораса раскрыть глаза пошире и увидеть то, что заслоняло от него мертвое лицо Ренли Баратеона - и мог только возносить молитвы Старице, чтобы она вразумила Рыцаря Цветов. Старице и времени, прошедшему со смерти Ренли.
Впрочем, то касалось сира Лораса - и как подозревал Джейме, совершенно не имело отношения к Серсее. Со временем у той были свои отношения, и кому, если не ее близнецу, было знать, насколько злопамятна королева? Мальчишка Тирелл, возмужавший с того момента, как Джейме видел его в последний раз, казался все еще охваченным горем, но была ли то маска, которыми так славился двор Серсеи, или истинная скорбь, Ланнистер не пытался гадать. И все же эта скорбь, наигранная или же нет, дала Лорду-командующему возможность хотя бы попытаться вернуть свой долг Тартской деве - а вот королева-регентша, ни в грош не ставящая рыцарскую честь, была противником посерьезнее.
Он предпочел бы обойтись без нее - Серсея обладала поистине талантом все усложнять - однако знал, что и без того достаточно истощил ее терпение. Не то чтобы это его действительно беспокоило - с потерей руки терапевтический эффект путешествия по Королевскому Тракту в компании с верной рыцарским клятвам Бриенной усилился многократно - но Серсея тоже прекрасно чувствовала его уязвимые места, и, как ни странно, сейчас этим местом была жизнь не только Тириона, но и нескладехи-Тарт.
Впрочем, о младшем брате Джейме дальновидно не заговаривал, предпочитая действовать издалека, не с наскока - видимо, утрата руки привела еще и тому, что он открыл для себя нетронутые ранее запасы рассудительности. Подозревая, что если он продолжит настаивать на невиновности Тириона, то только усугубит и без того натянутые отношения с сестрой и отцом, Джейме не собирался ставить на кон еще и возможную свободу Бриенны.
Действуя постепенно, можно много достичь, вспоминал он наставления мейстера, слышанные еще в Кастерли-Рок, а иного варианта, нежели действовать постепенно, у него больше и не было.
Неуклюже спускаясь впереди королевы, он ощущал спиной ее взгляд, но не поворачивался, не желая знать, что отражается в глазах женщины, ради которой он делал столь многое, что и сам не вспомнил бы половины. Серсея умела ранить не только словами, и сейчас было не время получать очередной удар в спину - а чего он не знал, то его не беспокоило.
Однако, как бы не медленно он не шагал, лестнице все же пришел конец. Предупрежденный о визите стражник - низкорослый и явно не отличающийся крепким здоровьем - уставился на королеву и лорда-командующего, открыв рот, из которого несло как из медвежьей ямы, но сдержал себя и лишь низко кланялся, провожая Ланнистеров к нужной камере. Два гвардейца, казавшиеся на фоне тюремщика рыцарями из Века Героев, почтительно отстали, а заетм и вовсе остановились в отдалении, подчиняясь жесту Джейме. Недалекий стражник не сразу, но все же последовал их примеру, продолжая глазеть на высоких гостей.
Чадящие на стенах факелы напомнили Цареубийце другую темницу - Риверран два года назад, и ирония заставила его невесело ухмыльнуться, по прежнему не оборачиваясь. Не Бриенна Тарт отдала приказ о его освобождении из плена Старков, однако именно она стала для него проводником на свободу. И подобно тому, как за долгим и благодатным летом следует длинная и суровая зима, пришел его черед распахнуть двери ее тюрьмы.
Разумеется, исполнить сие с почти представленным мысленно шиком у него не вышло. Дверь, тяжелая, открывающаяся с отвратительным скрипом, с трудом поддалась усилию его левой руки, а пленница уж точно не бросилась ему на грудь, омывая благодарными слезами белоснежный камзол и плащ лорда-командующего.
- Миледи, - наклонил голову Цареубийца, входя в камеру и останавливаясь у стены с деланной непринужденностью. - Вы верите в тысячу разных глупостей, почему бы вам не поверить в королевское правосудие. Перед вами королева-регент - расскажите ей, как погиб Ренли Баратеон, и если ваши слова будут звучать как правда, вы будете освобождены из-под стражи.
Не предприняв ни попытки скрыть сарказм своих слов, Джейме жестко усмехался в лицо Бриенне Тарт.

Отредактировано Джейме Ланнистер (2016-01-05 02:37:14)

+3

4

Натянутое молчание, поселившееся между ними, требовало от Серсеи каких-то действий. Как смел Джейме молчать и отворачиваться, как смел столь спокойно спускаться вперед, как будто не зная, что она следует за ним?
Ловя взглядом каждое его неверное движение, каждый шаг, каждый миг, когда меч у правого бедра, подарок отца, ныне выглядящий издевательством, цеплялся ножнами за каменные стены замка, королева ждала, что сейчас ее близнец обернется, вот-вот рассмеется в лицо, прикрывая самоуверенной и циничной усмешкой ту собачью преданность, что она читала в его глазах - но этого не происходило. Джейме уходил от нее прочь, вниз, к этой девке Тарт, даже не сумевшей доставить его в королевскую Гавань целым и невредимым, а Серсее оставалось лишь следовать за ним.
Не так она представляла себе его возвращение, но королевам не привыкать к острым разочарованиям, а Серсея была настоящей королевой.
Истинной.
Она сглотнула, сводя ладони под расшитыми мелкими изумрудами рукавами платья, сделала еще один шаг. Шаг за шагом, так уговаривала она себя с детства, и это могло бы быть ее личным девизом, будь она мужчиной.
Топающих за спиной гвардейцев Серсея не принимала в расчет, привыкнув к вечному сопровождению. Братья Кэттлбэки могли заменить Джейме лишь в его отсутствие, теперь же необходимость в них отпала, ее белый рыцарь вернулся, и хотя он не успел спасти своего сына, он вновь был здесь, пусть и отстраненный, чужой.
Она сумеет пробиться к нему, вернуть своего прежнего возлюбленного, надо лишь подождать, пока он не оставит свои сумасбродные и опасные идеи насчет их двоих. Подождать, и тогда Джейме сам придет к ней, его приведет к ней тот голод, который толкал его к ней раз за разом. И хотя терпение вовсе не было добродетелью Серсеи, она приготовилась ждать столько, сколько потребуется.
Немного помедлив перед услужливо распахнутой дверью в камеру Бриенны Тартской, королева неторопливо вошла в мрачное каменное узилище, брезгливо оглядывая соломенный тюфяк на полу, сырые подтеки на стенах, саму обитательницу, и лишь услышав слова брата, впервые после из разговора в его покоях посмотрела ему прямо в лицо, метнув взбешенный взгляд.
- Обвинения против вас серьезны, леди Бриенна, - даже здесь, в этой неподобающей обстановке, голос Серсеи звучал мелодично и чарующе. - Однако корона примет во внимание, что Ренли Баратеон был смутьяном, поднявшим голос против своего истинного короля. Меч против своей крови. Но имейте в виду, что ваше слово будет против слова мира Лораса Тирелла, а мы все знаем, как он был искренне привязан к Ренли, - к последним словам ядовитые нотки промелькнули в голосе королевы, но она уже  глядела на Бриенну спокойно и ободряюще, хотя куда сильнее ей хотелось бы оказаться как можно дальше от этой жалкой вонючей темницы, в своих собственных покоях, с бокалом летнего вина... А лучше - с графином.

+3

5

Вот значит как? Королевское правосудие с доставкой прямо в камеру. Бриенна невесело усмехнулась.
Отличная шутка, Джейме. Значит если слова будут звучать как правда, я получу свободу? Что я получу в противоположном случае, ты, видимо, предпочитаешь не сообщать.
Тяжело поднявшись с убого тюремного ложе она склонилась в приветствии.
- Сир, ваша милость, - Ланнистер улыбался своей излюбленной ехидной улыбкой и подпирал плесневелую стену камеры с непринужденностью почетного гостя на званном балу, ожидающего когда ему поднесут бокал с лучшим летним вином.
Только вот мы слишком хорошо знаем друг друга, Джейме, чтобы ты не понимал - я не обманулась твоим беспечным видом. Окажись мы с глазу на глаз можно было бы не притворятся. Учтивость, за которой принято прятать свои мысли и чувства, могла остаться снаружи, уступив место прямоте и честности. Тогда я могла бы напрямую спросить все, о чем не могу спросить сейчас. И о том, намерен ли ты сдержать данную под угрозой меча клятву, и о том была ли леди Кейтилин права, полагаясь на слово твоего брата-карлика и ос моей собственной судьбе.
Ланнистер сейчас выглядел совсем иначе, чем во время их долгого совместного пути. В этой грязной норе блистающие начищенные золотые доспехи и белоснежный плащ казались особенно великолепными. Бриенна с трудом узнавала того человека, что путешествовал с ней по речным землям. Золотой рыцарь! Ну еще бы...
Она перевела взгляд на женщину, брезгливо подбирающую подол роскошного платья. Даже не сочти нужным Ланнистер сообщить что перед ней королева-регент она бы и сама догадалась. Слишком уж бросается в глаза сходство двух близнецов. Те же что у брата черты лица, точеные и безупречные, разве что смягченные женственностью, та же грация присущая представителям рода львов, такие же как у брата золотые волосы. Целый золотой водопад, падающий на изящные плечи. Золотой рыцарь и его золотая королева. Бриенна грязными пальцами отвела от своего лица слипшиеся и потемневшие пряди.
Боги, ну ладно вы при рождении меня не слишком наделили, но хоть на кувшин горячей воды могли бы расщедрится? Чтобы хотя бы умыться. Или думаете что тогда рядом с двойным ланнистеровским великолепием контраст был бы недостаточно ярким? Впрочем думать мне сейчас точно надо не об этом.
Королева смотрела на не выжидающе. Причем откуда-то у Бриенны была уверенность, что доведись Серсее Ланнистер убивать, она бы делала это с тем же царственным и чарующим покоем на лице.
Ничего другого, кроме уже сказанного Рыцарю Цветов у ворот Красного замка, для королевского правосудия у нее не было. Бриенно глубоко вздохнула и проговорила глухо и безнадежно, понимая как нелепо будут звучать ее слова.
- Я не убивала Ренли Барратеона. Я готова была умереть за него и дралась бы за него до последнего вздоха, если бы было с кем драться. Но его жизнь забрало порождение не из плоти и крови, против него любой меч и любой воин был бы бессилен. -
На Бриенну словно снова повеяло тем мертвенным холодом, что тогда в шатре, и сумрак за спиной зашевелился, выпуская зловещие щупальцы.
- Клянусь, Ренли убила тень с лицом Станиса. -

+3

6

Бриенна смотрела понимающе, но непонятно - Джейме выдержал этот взгляд, потому что не имел обыкновения стыдливо скрываться перед теми, кто, по их собственному убеждению, куда дальше продвинулся по дороге доблести, и потому что рассчитывал, что Тартская дева совершенно верно истолкует недосказанное. Ей стоит быть убедительной, найти в себе красноречие, в конце концов, обвинить Ренли во всех смертных грехах, повод для чего так великодушно дала Серсея, обычно великодушием не отличающаяся...
Тень с лицом Станниса, мысленно повторил он, вновь удивленный тем, с каким упорством Бриенна цепляется за эту выдумку, склонный думать, что дело в наемнике, подосланном старшим из Баратеонов. Станнису не был присущ подобный стиль и обращение к наемному убийце, но еще меньше Джейме верил, что тот действительно вызвал некую тень из самой преисподней, чтобы наказать младшего брата, осмелившегося покуситься на святое право престолонаследования.
Даже среди сочувствующих Баратеонам хватало сиров, сомневающихся в вине Бриенны Тарт, и Джейме ни за что не устроил бы целое представление, не имей достаточной аргументации, только вот он не учел того, что дева-рыцарь при упоминании имени своего покойного короля будет способна только лишь повторить свою прежнюю историю.
- Видал я убийц, которые, стоя над телом жертвы с окровавленным мечом, убедительнее утверждали свою невиновность, - с той же ухмылкой проговорил он, демонстративно окидывая взглядом тощий тюфяк в углу, кособокую бадью с затхлой водой. - Даже после нашего веселого и полного приключений путешествия я не верю, что вы так прониклись очарованием своего нового места обитания, миледи.
Впрочем, изощряться в остроумии он мог бы и дальше, но терпение Серсеи никогда не отличалось широтой, и искушать ее было опасно.
- К счастью, одним из своих обетов я поклялся защищать всех слабых и невинных, и хотя леди Бриенну не назовешь слабой, - ему, кажется, понадобилась целая вечность, чтобы удержаться от очередной колкости насчет добродетельности той, которую он собирался освободить, - мой плащ требует от меня верности.
Оторвавшись от стены, Джейме в пару шагов оказался рядом с пленницей, глядя на сестру - да, Бриенна Тарт отличалась телосложением воина, и, наверное, казалась Серсее Григором Клиганом в женском обличие, но она не была великаном из древних сказок, и она, да хранит ее Воин, была женщиной.
- Она помогала Ренли Баратеону облачиться в доспехи, в них он и был, когда его нашли мертвым. В доспехи из наилучшей стали - нагрудник, стальной латный ворот, который был разрублен одним ударом, - теперь он обращался только к Серсее, полагая, что у той, свидетельницы стольких турниров, хватит ума понять, о чем он толкует. - Даже сиру Григору потребовалась бы вся его сила и его топор, чтобы проделать это - и любой рыцарь, кто не вчера схватился за меч, подтвердит мою правоту. Зачем бы Бриенне Тарт сначала помогать королю Ренли с доспехами, а потом рубить сталь? Да и как смогла бы она сделать это, вооруженная лишь своим мечом? Она невиновна, как и утверждает.
Джейме выступил вперед,  неуклюже оперся на рукоять меча левой рукой, позволяя сестре вдуматься как следует в то, что было сказано.
- Не беспокойся о сире Лорасе, я ппереговорю с ним. Но королевское правосудие услышало правду: тень или нет, но не Бриенна Тарт убила Ренли Баратеона. Ее нужно освободить из-под стражи.
Сейчас было самое время просить, но слова не шли с языка. Королева любила являть милость, но не ее милость была ему нужна, не эта расчетливая, ледяная милость, которой в достатке хлебнула девочка Старков.
Во имя Семерых, женщина, устало подумал Ланнистер, если это и верно ты убила короля-модника, надеюсь никогда не узнать об этом. И все же он верил - привык верить этой высокой нескладной женщине, что сейчас была в шаге от окончания своей истории. В долге ли перед ней было дело - хотя разве он не выплатил свой долг, вернувшись за ней в Харренхолл? - или в чем-то еще, но с Джейме Ланнистера пока было довольно мертвых тел, количество которых вот-вот могло пополниться еще и телом Тириона.

Отредактировано Джейме Ланнистер (2016-01-14 15:02:20)

+2


Вы здесь » War of Ice and Fire » Настоящее » [300 г.] Красный Замок, подвалы. Ланнистеры всегда платят свои долги


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC